top.mail.ru Болдырев Иван Васильевич

Вернуть памятник

Я поддерживаю требование отобрать памятник культурно-исторического наследия «Дом Максимова» у его недобросовестных владельцев, не выполнивших подписанных охранных обязательств.




Ваш комментарий


Голосования

Как Вы оцениваете работу заботу Ростовских властей по сохранению культурно-исторического наследия Ростова-на-Дону?
 

Рассказы о памятниках

Домовая Церковь во имя Донской иконы Божией Матери в ст.Старочеркасской

В 1756 - 1761 годах Ефремовы построили в своем подворье домовую Донскую церковь во имя Донской божьей матери.

Официально

Призвать к ответу

Заместитель главы Ростова-на-Дону по вопросам ЖКХ уволен по требованию прокуратуры

Прокуратура Ростова-на-Дону провела проверку в администрации Ростова-на-Дону по вопросу соблюдения законод...

Атаманский дворец в Старочеркасской окончательно остаётся музеем.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Краснодаре вынес решение по делу, которое длится долгие месяцы....

Глава Елизаветинского сельского поселения незаконно присвоил земли объекта общенационального достояния

По данным областной прокуратуры, превысив свои полномочия, глава Елизаветинского сельского поселения личн...
Баннер
Баннер

Символы Дона

... и антисимволы

  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
Болдырев Иван Васильевич PDF Печать E-mail
01.04.2014 13:04
Индекс материала
Болдырев Иван Васильевич
Фотографии
Фотографии 2
Фотографии 3
Все страницы

Иван Васильевич Болдырев родился в апреле 1849 (по другим данным – 1850) года на Дону, в станице Терновской. Отец его долгие годы был на царской службе, и до пятнадцати лет будущий фотограф считался чуть ли не сиротой, зарабатывая на хлеб тем, что помогал деду пасти скот. Вернувшись домой, отец отдал его в услужение офицеру, в надежде на то, что из сына со временем получится исправный писарь. Но Болдырева с раннего детства больше всего на свете привлекала техника. Вершиной техники тогда для него были простые часы. Овладев ремеслом часовщика, начал чинить нехитрые механизмы для односельчан, что стало приносить некоторый доход.

Скопив небольшую сумму денег, 19-летний юноша покинул родную станицу и уехал в Новочеркасск. Именно там Иван нашел свое истинное призвание – фотографию. Юноша, освоив азы редкой в те годы профессии, довольно скоро вполне профессионально начал выполнять основные виды фоторабот. Окрыленный успехом и результатами своих первых фотосъемок, молодой человек в 1872 году отправился в Санкт-Петербург.

Там поступил на службу в фотоателье Лоренца, а затем стал посещать вольнослушателем занятия в Академии художеств, окончить которую из-за материальных трудностей ему не удалось. Жизнь в столице не баловала его. Работая ретушером и помощником фотографа, Иван Болдырев почти весь свой заработок тратил на дорогостоящие фотоматериалы и эксперименты по усовершенствованию фотосъемки и фототехники. Поэтому его постоянными спутниками были нужда и бедность.

Но ничто не могло погасить тягу к знаниям. Потребность в самообразовании привела его в Императорскую публичную библиотеку. В 1873 году он познакомился с Владимиром Васильевичем Стасовым, который в то время был заведующим художественным отделом библиотеки, куда поступали произведения графики, российские и зарубежные фотографические издания. Стасов в ту пору занимался составлением каталога фотографий, хранящихся в библиотеке. Маститый искусствовед и художественный критик принял активное участие в судьбе молодого талантливого фотографа, чье дарование он сразу отметил. Стасов помог с заказами, неоднократно рекомендуя его состоятельным, а подчас и знаменитым заказчикам. Так, например, сохранилось письмо, в котором Стасов писал П.М. Третьякову: «…очень прошу Вас допустить к снятию фотографий нашего отличного фотографа Ив. Вас. Болдырева, известного по превосходным его снимкам...»

Сам Болдырев, впрочем, считал себя в первую очередь изобретателем. Не имея возможности приобретать и заказывать дорогостоящую оптику, он был вынужден пользоваться самодельными объективами. Сутками напролет с завидным упорством бился над созданием универсального короткофокусного объектива. Изучая законы оптики и испытывая различные комбинации стекол, Болдырев достиг заметного успеха. Из нескольких линз, помещенных в самодельную картонную оправу, он получил простой, но весьма удачный объектив, который позволял получать вполне приличное изображение.

Более того, по некоторым параметрам собранная им оптическая система превосходила существовавшие в те годы фабричные объективы. По рекомендации V (фотографического отдела) Императорского Русского технического общества (ИРТО) фотообъектив Болдырева в 1878 году был испытан в фотоателье А. Деньера (Невский пр., 19) и показал удивительный результат, «позволяющий при портретной групповой съемке передавать не только линейную, но и воздушную перспективу». Однако эксперты отдела отказали изобретателю в отправке его «двухдюймового фотообъектива» на Всемирную выставку в Париж.

Одержимый своими новаторскими усовершенствованиями в фототехнике Болдырев не до конца осознавал значение своей деятельности в качестве фотографа, в которой он явно преуспевал. В одной из своих статей он с огорчением писал о том, что ему на одной из выставок дали Бронзовую медаль за фотографии «между тем, как я выставил не работы фотографические, а аппарат с принадлежностями, посредством которых их снимал». Но еще горше были разочарования, вызванные нежеланием Русского технического общества признать авторство И.В. Болдырева на изобретение короткофокусного объектива, моментального фотозатвора и гибкой «смоловидной ленты», предложенной им взамен бьющихся стеклянных пластин, повсеместно использовавшихся в качестве основы для нанесения светочувствительной эмульсии.

 

В ту пору весь негативный материал изготавливался на основе стекла. Стекло – превосходный материал для негативов, но у него были два существенных недостатка. Первый – стекло тяжелое. И, когда вы отправляетесь на съемку, особенно, если вам нужно сделать несколько снимков, вы тащить на себе значительный груз. Поэтому фотографы вынуждены были прибегать к помощи всевозможных ассистентов. Но был и более существенный недостаток – стекло хрупкое. И часто уже отснятый материал погибал из-за малейшей неосторожности в работе. Болдырев сам неоднократно сталкивался с подобными ситуациями.

Поначалу он пытался нанести эмульсию на бумажную ленту, чтобы потом уже в лаборатории переносить ее на стекло перед самым копированием, но эта процедура оказалась очень кропотливой и трудоемкой. Кроме того, в процессе переноса эмульсия трансформировалась, что приводило к искажению изображения. Нужно было найти легкий, гибкий и прозрачный материал для основы. В 1878 году И.В. Болдырев предложил новый тип фотоматериала – мягкую пленку. Она обладала замечательными свойствами: «эластична настолько, что ни свертывание в трубочку, ни сжимание в комок не могут заставить ее искривиться», – так писали тогда газеты об изобретении Болдырева.

Долгие годы потратил он на отстаивание приоритета предложенного им прототипа современной фотопленки, которую не смог не только внедрить в практику, но даже получить на нее патент или, как тогда говорили, привилегию. Русскому умельцу не удалось наскрести 15О рублей, которые требовались для регистрации его изобретения. А в это же время, точнее, спустя два года, за океаном удачливый предприниматель Джордж Истмен основал свое ставшее вскоре знаменитым на весь мир предприятие «Eastman Kodak», использовавшее в фотоаппаратах материал, предложенный русским изобретателем.

Помимо всего вышесказанного, Болдырев в 1889 году сконструировал точнодействующий моментальный фотозатвор для объектива, который на заседании Императорского Русского технического общества в 1889 году был признан «лучшим из всех имеющихся в продаже».

С помощью своего короткофокусного фотообъектива и моментального фотозатвора И.В. Болдырев достиг «заметных успехов при фотосъемке пейзажа из окна вагона поезда и портретов».Обо всех этих изобретениях и усовершенствованиях Болдырева помнят немногие, но зато до нас дошли его фотографии, которые производили сильное впечатление на современников.

 Многие из работ Болдырева Стасов называл «бытовыми картинами..., точно созданными талантливым художником». Наибольший интерес, несомненно, представляет коллекция снимков, сделанных им у себя на родине.

Речь идет о так называемом «Донском альбоме» – собрании снимков, озаглавленном им «Виды и типы 2-го драгунского округа, снятые в 1875-76 годах». Это несколько десятков великолепных изображений, сделанных фотографом в станицах Цимлянской, Кумшанской, Ееауловской и других казацких поселениях, куда он регулярно приезжал на лето.

Эти снимки являются подлинным документом, повествующим о жизни донского казачества, о его нравах и обычаях. Сделаны они человеком, отлично знающим все тонкости жизни местного населения.

Донские снимки Болдырева – уникальное явление в истории отечественной светописи, интерес к ним не ослабевает вот уже более века, причем носит он не только этнографический, познавательный характер. В этих фотокартинах все отчетливее проступает незаурядность авторского видения, чутье ситуации, умение в лаконичной изобразительной форме дать точную образную характеристику. В этом смысле можно с полным основанием говорить о Болдыреве как о большом самобытном художнике, внесшем заметный вклад в развитие отечественной светописи.



 

Свежий взгляд

Новые памятники

Новые памятники

Знак "Город воинской славы"
(г.Ростов-на-Дону)

В городе Зверево Ростовской области открыли памятник герою Советского Союза, летчику Ивану Докукину.

В г.Белая Калитва в преддверии празднования юбилея 65-летия Великой победы в парке им. Маяковского торжественно открыли памятник героям, на самолете сумевшим вырваться из фашистского ада, - «Побег из ада». 

В Ростове-на-Дону открылась мемориальная доска на доме по Семашко,111, где жил Константин Шапошников - ученый, который организовал первый в Советском Союзе радиотехнический институт.


В Ростове в холе НИИ механики и прикладной математики РГУ (ЮФУ) открыли мемориальную доску основателю института академику Академии Наук СССР и академику РАН Иосифовичу Израилевичу Воровичу.

"Афродита", она же "Венера", подаренная Ростову к Дню города городом-партнёром Анталией

  На ростовской набережной 15 декабря 2010г.  – в день подписания Указа об основании Темерницкой таможни, который считается официальным днём рождения Ростова-на-Дону, - был торжественно открыт памятник в честь этого события.

В Ростове-на-Дону в парке Октябрьской революции установлен памятник И.А.Бондаренко.

 
 Памятник первой учительнице. Установлен в Ростове-на-Дону у школы № 78. Открыт 1 сентября 2012г.

 
 
 

Утраченное

dedih3.jpg